Композиция в живописи на примерах из искусства Возрождения и Просвещения

Для развития в себе композиционного чутья, навыков и воспитания художественного вкуса необходимо изучать историю искусства, знакомиться с произведениями современных художников, часто и подолгу рассматривать репродукции картин великих художников, копировать картины (небольших размеров, конечно), отыскивать принципы их построения.

Нет иного пути, кроме как изучение наследия прошлого. Только узнав, как это делалось до тебя, можно компоновать по-новому, то есть делать так, как до тебя еще не делалось. Можно стать оригинальным только через знание и развитый художественный вкус.

Изучая картины мастеров, следует проделывать обратный процесс тому, что делали когда-то авторы этих произведений, прослеживать путь создания не от эскиза к картине, а, наоборот, от картины к эскизу, совершая этим попытку проникновения в тайну рождения картины.

Композиция становится доступна начинающему художнику во всем объеме, когда он в основном уже освоил художественные средства живописи. Искусство композиции — это достояние наивысшей ступени живописного мастерства. Впрочем, это не исключает того, что и начинающий художник должен изучать основы композиционного мастерства, тем более что элементы композиции присутствуют даже в самом скромном этюде с натуры или в карандашном наброске.

Поскольку искусство композиции — это умение привести в картине к единству множество ее составных частей, нередко считают, что оно заключает в себе все стороны живописи, что искусство композиции есть искусство живописи. Между тем композиция — это не простая совокупность всех элементов картины, она проявляется во внутренних связях между ними, в их соподчиненности одной общей задаче. Во всяком случае, композиция в живописи касается как идейного, смыслового значения картины, действия, которое в ней представлено, взаимоотношений между фигурами, так и ее формальных, живописных особенностей, прежде всего расположения отдельных предметов на плоскости картины.

Сочетать обе задачи композиции, как смысловую, так и живописную, очень трудно. Между тем уже Дидро понимал, как важно, чтобы живописец не забывал обеих задач.

«Композицию делят, — говорит он, — на живописную и выразительную. Но меня мало затронет художник, если он расположит фигуры ради световых эффектов, но целое ничего не будет говорить моей душе, а его персонажи будут стоять как посторонние друг другу люди на общественном гулянье или как в пейзаже животные у подножия горы. Всякая выразительная композиция может быть одновременно и живописной. Когда композиция насыщена всей возможной выразительностью, она будет в достаточной степени живописной, и я поздравлю художника с тем, что он не пожертвовал здравым смыслом ради наслаждения органов чувств».

Изучение классических произведений живописи убеждает в том, что в основе их композиции лежат известные закономерности. В. Суриков, который был от природы щедро наделен композиционным даром, утверждал, что при создании картины художник должен считаться с определенными законами. Видимо, он хотел этим подчеркнуть, что произвол здесь недопустим. Но это не значит, что сущность композиции в живописи можно свести к нескольким правилам, без соблюдения которых художник не может стать мастером композиции. Самый существенный закон композиции в живописи заключается в том, что картина должна составлять нечто цельное, не распадаться на части, не выглядеть случайным набором элементов. Чтобы достичь такого впечатления необходимо, чтобы художник в каждом отдельном случае по-новому решал задачу. Для удовлетворения требований цельности ему в различных случаях приходится пользоваться разными приемами.

Не следует забывать того, что композиция в живописи это проявление художественного творчества. Мастер, достигший зрелости в своем творчестве, сам создает для себя законы. Сила искусства в том, что перед созданием истинного художника мы забываем о всяких правилах и любуемся искусством. Таким шедевром, способным пробудить в нас восторг, Фромантен считал «Поклонение волхвов» Рубенса в Мехельне.

«Это одна из тех композиций, — пишет он, — каких невозможно описать. Она не выражает ничего определенного, не содержит ничего патетического, волнующего, особенно же ничего литературного. Она восхищает ум тем самым, что чарует взор. Для каждого художника эта живопись драгоценна. Она дает много радостей наиболее чутким, может смутить лучших знатоков. Надо видеть, как все это живет, движется, дышит, смотрит, действует, окрашивается, рассеивается, сплетается с фоном, отодвигается, расплывается в световых пятнах, смело располагается и завоевывает себе место».

Поклонение волхвов. Питер Пауль Рубенс. Мехельн, Церковь св. Иоаннов, 1616
Поклонение волхвов. Питер Пауль Рубенс. Мехельн, Церковь св. Иоаннов, 1616

Говоря об общих закономерностях композиции, не следует забывать о том, что само представление о композиции — явление историческое. В искусстве различных стран и различных столетий принципы композиции в живописи понимались по-разному. Необходимо помнить, что композиция составляла сильную сторону живописи еще в Древнем Египте, в Древней Греции и в Средневековье.

Прекрасными мастерами композиции были древнерусские иконописцы. Об этом дает представление новгородская икона XV века «Св. Георгий на коне».

Св. Георгий на коне. Великий Новгород, XV век
Св. Георгий на коне. Великий Новгород, XV век

Каждому очевидно, что эта икона непохожа на картину, фигуры в ней плоскостные, трехмерного пространства почти нет, в передаче очертаний коня и всадника мастер отступает от анатомической правильности форм. И все же в этой иконе превосходно передано стремительное движение скачущего коня и сидящего всадника. Они несутся в одну сторону, но поворачиваются в обратную. Оба они как бы завязаны крепким узлом. Переданы удаль воина, его победа и стремительный бег коня, порыв ветра, который отбрасывает назад красный плащ всадника. В новгородской иконе найден выразительный пластический мотив: фигура воина сливается с очертаниями белоснежного коня. Обе фигуры как бы образуют дугу, нечто похожее на натянутый лук.

В картине великого мастера итальянского Возрождения Леонардо да Винчи «Анна, Мария и младенец Христос» фигуры становятся выпуклыми, рельефными, за ними расстилается окутанный дымкой пейзаж.

Анна, Мария и младенец Христос. Леонардо да Винчи, 1503
Анна, Мария и младенец Христос. Леонардо да Винчи, 1503

Леонардо прекрасно обрисовал, как бы вылепил гибкие формы фигур. Младенец играет с овечкой, мать протягивает к нему руки. Анна, на коленях которой сидит Мария, с улыбкой взирает на эту сцену. Святое семейство для Леонардо — это образ человеческого счастья, образ гармонии человеческих отношений. Эта идея приобретает наглядность и легко воспринимается зрителем, так как все три фигуры образуют устойчивую пирамиду. Композиция такая же цельная, как в новгородской иконе. Про картину Леонардо можно сказать, что она построена почти как здание, прочна, как архитектурное сооружение.

В XVII веке в понимании композиции в живописи происходят действия между фигурами в пространстве и в световой среде. Большее значение придается субъективному моменту: картина должна передавать предметы такими, какими они кажутся зрителю. В картине Караваджо «Обращение Савла» живо передана в ракурсе упавшая с коня фигура апостола.

Караваджо. Обращение Савла
Караваджо. Обращение Савла 1600 - 1601. Холст, масло. 230x175 см Церковь Санта-Мария дель Пополо, Рим

Мы видим все как бы его глазами, сопереживаем его падение. Круп коня, с которого он свалился, передан очень материально, почти выпирает из картины. Глядя на него, мы словно ощупываем его глазами. Картина Караваджо — это нарушение законов гармонической композиции Возрождения. Но вместе с нарушением этих законов искусству открылся путь, вдохновлявший мастеров последующего времени.

Великим мастером композиции XVII века был Пуссен. Во многом он опирался на мастеров Возрождения, в частности на Рафаэля. Но в его картине «Вакханалия» композиция не такая кристально ясная, как в искусстве Возрождения.

Вакханалия. Никола Пуссен, 1620-1630

Вакханалия для Пуссена — это стремительное движение, шествие, которое проходит перед глазами зрителя, и вместе с тем это счастливый, радостный покой. Соответственно этому в его картине подчеркивается ритмическая повторность мотивов и вместе с тем все вакханты и вакханки образуют группу, подобие пирамиды, которую увенчивают фигуры Вакха и Ариадны. Композицию Пуссена можно назвать сложной, «многоголосой»; это отличает ее от простой, «одноголосой» композиции Возрождения.

Композиция в живописи
Статья 2 из 10

Комментировать

Пожалуйста, войдите, чтобы оставить комментарий